Наталья Красюкова. Стихи

Содержание:
— Нам улыбнулась зима…
— Коснись меня…
— Пропади в этих сумерках без вести…
— Не утончённая…
— Март пополам…
— Я впустила тебя в раскрылье окна…
— Ты опять заболел…
— В хороводную ночь на Купалу…
— Приходи ко мне в снах…
— Набухший в тополях апрель…

***

Нам улыбнулась зима,
И мы родились во время друг друга,
Не раньше, не позже, а точно в назначенный срок.
Ты говорить научился, конечно, у вьюги.
Я научилась молчанью у снежных дорог.

Северный воздух звенел голубым колокольцем,
Солнце качая от края до края небес.
А знаешь, твой свитер всё так же и греет, и колется,
Шерстью касаясь: «Не бойся, я рядом, я здесь».

***

Коснись меня, как в детстве, – снегопадом,
Перестилая под ногами твердь.
Как мягко было в детстве падать
И как легко – лететь,

В нескошенном бурьяне заблудиться,
Шарфом цепляя высохший репей…
И, вспоминая снег Аустерлица,
К стеклу снежинки прикреплять на клей.

Как много было ветра и мороза,
Пропахшего сосновою смолой!
И я искала в пустоте межзвёздной
То, что нашла потом – с тобой.

***

Пропади в этих сумерках без вести и навсегда,
Как дожди, растворись в заоконной кофейной гуще,
Пусть останется мне от тебя только эта вода,
Так будет лучше.

Пусть останется мне старый зонт раскрывать по утрам
И выглядывать изредка – скоро ли кончится дождь.
Не пиши мне разводами в лужах немых телеграмм,
Не тревожь.

Как всегда, подойдёт с опозданьем девятый трамвай
И, скрипя, по несмазанным рельсам покатится вниз.
Я прощаюсь с тобой и прошу: «Уезжай, уезжай…»
А лучше…проснись.

***

Не утончённая, проще, я лишь исхудавшая,
Но, как Луне, возвращается прежняя цельность.
Я не оставлю себе даже прошлого нашего,
Имя которого стало писаться раздельно,
Чтобы легко, не касаясь вчерашнего родинок,
Воду живую и мёртвую тихо минуя,
Не исхудавшей, а снова цветущей и стройною
В башне уснуть и проснуться от поцелуя.

***

Март пополам. И не сны, а одна околесица.
Мне от тебя ни слова уже два месяца.
Да и самой писать — как-то не пишется,
Словно слова между нами стали вдруг лишними.
Словно бы кто-то решил, что сказка домучена,
Что по отдельности будет гораздо лучше нам.
Я обрезаю косы — как наше прошлое,
И под периной не чувствую больше горошины.

***

Я впустила тебя в раскрылье окна,
Как впускает ветра бесконечная осень,
Поднимает осколки из бездны волна
И взахлёб за собою куда-то уносит…

Я впустила тебя в беспробудные сны,
Как впускают грачи между перьев ночную
Тень от вогнанной в небо краюхи луны
И взлетают, когда колыбель их качну я.

Я впустила тебя, как впускают на борт
Капитана давно затонувшего судна
У немыслимых, невычислимых широт,
До которых доплыть и во сне даже трудно…

Я впустила тебя. И когда ты вошёл,
Распахнув, словно плащ, это небо из стали…
Далеко-далеко на пастуший рожок
Облака собирались и в прятки играли.

***

Ты опять заболел. Этот город застудит любого.
Здесь в конце февраля ветер длинный, как чёртов хвост.
Сквозняки нам привычны. Без шапки под боком у бога
Из-под снега встаём мы во весь колокольный рост.

Ты приехал сюда из другого, соседнего мира.
Там поют о весне и блины по субботам пекут.
Не прижиться тебе, как бы там я душой не кривила,
Город холодом замкнут в кольцо, как трамвайный маршрут.

Так и быть, я тебя провожу до вокзального шума.
До ближайшей аптеки, боюсь, будет не по пути.
Ты вернёшься домой и подумаешь: «Боже, безумно!»
И остывшими пальцами градусник станешь трясти.

***

В хороводную ночь на Купалу
Под медовый языческий хмель
Я на воду венок опускала
Со свечой в округлившейся тьме

Погадать, долго ль буду я в девках
В косу русую ленты вплетать.
И поплыл мой венок мимо веток
И коряг на широкую гладь.

Далеко, сколько можно увидеть,
Всё не гасла во мраке свеча.
Видно, доля моя незавидна:
Ещё на год останусь ничья.

Ни на том берегу, ни на этом
Не остался, уплыл мой венок.
Но дождётся ль другого лета
Тот, кто так же, как я, одинок…

***

Приходи ко мне в снах белым лебедем,
Если слов обронить нельзя.
Наши встречи молвой изъедены,
С языка на язык скользя.

Разве встретиться было надобно
Нам под оком восьми ветров?
Я наряд подарила свадебный
Той, с которой ты стал здоров.

Пусть утешится, хоть на привязи
Не сдержать ей тебя вовек.
И нелёгкая снова вывезет
Из осенней распутицы в снег.

А по травам пройдёшь нескошенным
Босиком до речного песка,
Обернётся вдруг лебедь коршуном,
Улетая другую искать.

Только пёрышко и останется,
От лихого слетит крыла.
Воротись же домой, страдалица,
Словно с ним никогда не была.

Даже в сны не зови зловещие,
Дожидаясь весенних стай.
Что во тьме тебе померещилось,
Ты текущей воде оставь.

***

Набухший в тополях апрель
Струится горечью из почек.
К шершавой выцветшей коре
Луна лучом скользит на ощупь.

И влажный глянцевый асфальт
Блестит серебряным копытцем.
И я могу ещё спасать.
И я ещё могу – молиться.

Когда польётся через край,
Завертит в бешеном потоке,
Мне часть воды своей отдай –
Наполнить синью кровотоки.

Как у Кощея жизнь в яйце,
Так я в воде черпаю силы.
Камлай, пока Луна в Тельце
Рассветом не заголосила.

До обезвоженной стерни,
Не снятой с поля суеверно,
Ты будешь помнить эти дни
Как водянистое инферно.

Случайной встречи избежав,
Сверну во двор тягучим шагом,
Где трубный медленный удав
Струит под ноги ночь и влагу.

Добавить комментарий